ARTE LABORE ET SCIENTIA

Бюро переводов,
переводы со всех языков,
переводы на все языки,
переводы с нотариальным
заверением, апостиль,
легализация переводов

Контакты: 109004, г. Москва
м. Таганская, Марксистская
ул. А. Солженицына, д. 18
Тел.:+7 (903) 745-48-88 +7 (903) 712-37-97
e-mail: translatorship@gmail.com

Высотка на Котельнической набережной

Если задаться вопросом, какое здание могло бы служить визуальным символом, «фирменным знаком» Москвы, то им, бесспорно, окажется высотный дом на Котельнической набережной. Да, есть ещё Кремль, но это целый ансамбль, который трудно уместить в одну запоминающуюся эмблему - придётся выбирать между башнями, соборами или дворцами.

Фото: © Василий Бабуров

Из всех семи «сестёр», построенных на рубеже 1940-50-х годов, высотка на Котельниках - самая эффектная. Дело здесь не в какой-то особенной архитектуре (все высотки прекрасны), а в её масштабе и расположении. Одним из авторов и «промоутером» программы строительства «созвездия» высотных зданий был успешный зодчий и высокопоставленный функционер от архитектуры Дмитрий Чечулин. Занимая должность Главного архитектора Москвы, он имел право выбрать самые выигрышные участки: один в Зарядье рядом с Кремлём, где по его проекту строилось здание МВД-МГБ, а другой - неподалёку, в месте впадения Яузы в Москву-реку.

Фото: © Василий Бабуров

Котельническая высотка проектировалась в соавторстве с петербуржцем Андреем Ростковским, который был ведущим сотрудником мастерской Алексея Щусева (позднее её возглавил Чечулин). Парадоксальным образом одно из красивейших зданий столицы обернулось фатальной градостроительной ошибкой: его монументальные фасады полностью перекрыли виды на живописнейшую Швивую горку, заодно похоронив под своей «пятой» паутину переулков, круто сбегавших вниз к Яузе и Москве-реке. Сегодня это считается варварством, однако на протяжении почти всего ХХ века такие методы были в порядке вещей. И хотя началось это не при Сталине (доходные дома на Солянке, заслонившие Ивановский монастырь, были построены ещё до революции), именно сталинская реконструкция Москвы стала апофеозом небрежения историческим ландшафтом города.

Фото: © Василий Бабуров

Швивая горка стала объектом массированного архитектурного творчества в 1930-е годы, причём проектировали здесь такие корифеи, как братья Веснины, Моисей Гинзбург, Константин Мельников, Иван Жолтовский, Мирон Мержанов, а также менее именитые в ту пору зодчие. Идея построить здесь башню была предложена ещё Весниными и Гинзбургом, но не у подножья горы, как получилось в результате, а на её бровке - в полном соответствии с принципами традиционного градостроительства. К сожалению, чехарда проектных концепций привела к тому, что местом исключительной важности для города «завладел» Дмитрий Чечулин, архитектор не столь утончённый и чувствительный к контексту, как многие его коллеги.

Фото: © Василий Бабуров

Корпус, выходящий на набережную Москвы-реки, построен как самостоятельное, отдельно стоящее здание в конце 1930-х - начале 1940-х годов. Решение возвести высотный дом в месте слияния двух рек повлекло реконструкцию уже готового сооружения, которое было «одето» в более представительный фасад. Первоначально дом предполагалось заселить сотрудниками органов госбезопасности, «приправленных» деятелями науки, культуры и образования. Строительство завершилось после смерти Сталина, и Хрущёв, стремившийся набрать политические очки, изменил пропорцию в пользу последних. Так квартиры в Котельниках получили многие известные артисты, учёные, учителя, писатели и кинематографисты.

Фото: © Василий Бабуров